БЕНЗИНОВАЯ ЖИЖА

13 мая 2017, Суббота

Сергей Лавров

БЕНЗИНОВАЯ ЖИЖА

Розничные сети АЗС ощутили прилив монополии

Минуло несколько лет с тех пор, как «МК» в Красноярске» проводил общественную акцию «Бензиновая лихорадка», привлекая экспертов, краевых чиновников и депутатов. И вот сегодня мы снова возвращаемся к этой теме. Выяснилось, что региональная власть, демонстрируя озабоченность ценами на ГСМ, не разрабатывает рычаги воздействия в этой сфере, традиционно пеняя на федеральные законы. Известно, что госконтроль ценообразования находится под присмотром УФАС, а проверка качества топлива — чуть ли не добровольная акция для владельцев АЗС. Росстандарт до недавнего времени тестировал на каждой автозаправке качество не чаще одного раза в три года.

Сегодня тема стала более актуальной: в крае происходят глобальные изменения на рынке АЗС. Часть розничных сетей канули в Лету, другие находятся в стадии продажи. Большинство «оставшихся в живых» держатся на грани выживания. Им грозит банкротство, если в ситуацию не вмешаются власти. Как скажется передел топливного рынка на рядовых потребителях и региональной казне — разбирается «МК» в актуализированном проекте «Бензиновая лихорадка. Перезагрузка».

Проливная кампания

Причину «выдавливания» независимых сетей АЗС с рынка нефтепродуктов эксперты видят в недобросовестной конкуренции, «подковёрных» интригах. Новые игроки из числа вертикально-интегрированных нефтяных компаний (ВИНК) заходят в край с тайными стратегиями завоевания лакового куска, коим видится ёмкий рынок региона. Делить есть что! Аналитики оценивают объём потребления ГСМ в пределах 2 млн тонн в год. По данным компании «Алгоритм. Топливный Интегратор», край находится в середине списка 79 регионов, «съедая» только бензина 580 тыс. тонн (2015 год). Любопытно, что по этому показателю регион «обставил» многих соседей по СФО, уступив только Иркутской и Кемеровской областям. А там в последние годы уже произошли печальные истории передела.

В отчёте экспертов отмечается: в стране работают 34 НПЗ и 230 мини-заводов. Львиная доля предприятий — 21 НПЗ — входят в ВИНКи, на которые приходится около 70% перерабатывающих мощностей. Главным поставщиком ГСМ являются «крупняки». В первую очередь они поставляют нефтепродукты в свои розничные сети. Из 20 тысяч АЗС в стране ВИНКи уже контролируют около половины.

«Красное» море

В чём видится главная угроза? С рынка АЗС ушли (не считая мелких, перешедших под управление средних сетей «Стандарт» и «Регион24») весомые игроки — сети АЗС «Кедр», «Фортуна Плюс», «Магнат РД». Последний теперь в руках столичных хозяев. Оставшиеся оказались в ряду, как видится, с агрессивным вендором — «Газпромнефтью». Компания за два года удвоила количество своих АЗС с 21 до 43. Пожалуй, сейчас это одна из крупнейших сетей в краевой столице. Казалось бы, что плохого в том, что «непутёвая» местная розница аккумулируется под зонтиком могущественного федерального игрока?

Связка между Омским НПЗ (принадлежит «Газпромнефти») и розничным прилавком — понятная схема для монополизации, к которой стремится каждый бизнес. К чему это привело в нашем случае? Как говорит президент НКО «Союз владельцев АЗС» Евгений Решетников, сейчас на заправках этой сети самые низкие цены в Красноярске. И одновременно цена продаж ГСМ от «Газпромнефти» для оптовых покупателей сравнялась с её розничными прайсами. Независимые сети АЗС вынуждены покупать топливо по максимальному ценнику, зарабатывая на этом минимум. «Эти цифры на границе рентабельности, что ставит независимых операторов на грань прибыли и убыточности, а где-то и за эту грань», — считают в Союзе.

По мнению депутата горсовета Красноярска Константина Сенченко, из европейской части страны вести ГСМ нерентабельно: «нет в этом экономики. У нас поставки топлива производятся с двух НПЗ — в Ачинске и Омске. Последний принадлежит «Газпрому». Приоритеты и бонусы они отдают своей рознице. Для меня очевидно — край теряет свою самостоятельность! Это плохо для региона, который превращается в колонию. «Нефтянка» монополизирована и политизирована, начиная с добычи нефти, переработки и заканчивая продажей. Всё решается на федеральном уровне крупными игроками. Невозможно развитие местной розницы — ценовая политика не позволяет развиваться местным сетям. А отсутствие конкуренции может привести к повышению цен, и край не сможет что-то противопоставить напору федералов».

Эксперт Сергей Скибук считает: в тонне бензина АИ-92 из 41 тыс. 900 рублей (цена Ачинского НПЗ) часть приходится на акцизы (10 тыс. рублей), НДПИ и НДС 18%. Что с этой тонны зарабатывает АЗС не входящая, скажем, в «Газпромнефть»? С учётом «транспортного плеча» от Ачинска до Красноярска в 1 тыс. рублей за тонну, получается 42 тыс. 900 рублей. При расчёте оптовая стоимость литра бензина составляет 32,17 рубля.

«Но цена на красноярском рынке не может быть выше, чем 34,4 рубля за литр: иначе АИ-92 никто не будет покупать. Скидки из этой суммы — минимум 40 копеек. В итоге АЗС сможет заработать на литр 1 рубль 83 копеек: прибыль 5%! Это чрезвычайно низкая норма, что не позволяет поддерживать свою деятельность, реализовывать инвестпланы, модернизировать оборудование. А ведь АЗС должна соблюдать множество правил промышленной, противопожарной безопасности», — поясняет эксперт.

Для безубыточной работы сети необходимо иметь доходность примерно в 13-18%, что стало легендой прошлого. В условиях минимальных цен выживут только те сети, которые принадлежат или аффилированы ВИНКами — у них есть запас прочности от нефтедобычи, переработки и т.д. «Перекрёстное субсидирование» за счёт прибыльных видов деятельности позволяет сохранять убыточные направления, удерживая минимальный прайс длительное время. А для независимых АЗС такая ситуация может стать причиной «быстрой гибели» на рынке, который по словам маркетологов превращается в «кровавое море» вместо голубого океана.

«Jack Daniels» бензинового розлива

«В Красноярске насчитывается около 200 АЗС. Бизнес стремится к выживанию любой ценой, — говорит Егор Фролов из Федерации автовладельцев России (ФАР). — Давление на местные сети в том, что цены ВИНКи диктуют пока не вымрут мелкие АЗС. Для примера: крупный игрок пришёл на красноярский рынок хозтоваров и «убил» всех частников своими демпинговыми ценами. Сейчас «Газпром» и другие на своих АЗС держат ценник, по которым продают топливо остальным сетям, на что оптовики жалуются в ФАР. Как только ВИНКи поймут, что рынок их (это и происходит в реальности), мы ожидаем что цены пойдут вверх. Монополизация возможна и потому, что сейчас говорят о продаже КНП».

Кстати, по поводу «Красноярскнефтепродукта» высказался зампред краевого правительства Юрий Лапшин: «Предприятие сохраняет серьёзную сдерживающую роль. Не будь КНП, «Роснефть» и «Газпромнефть» стали бы повышать цены уже давно». В ФАР сочли: «ценовая война» для местных сетей может обернуться существенной проблемой, которая коснётся обывателей. Речь может идти о суррогатах и «подделках», которыми называют разного рода «негостированное топливо», изготовленное по техническим условиям, допускающим «вольности» вроде искусственного увеличения октанового числа бензина. Этим грешат больше мини-НПЗ. Зато цена у них на такое топливо ниже, чем у «крупняка». Получается, средний бизнес потянется к «малышковым заводикам» в надежде на спасение за счёт возможной маржи. Но заплатит за сомнительное топливо конечный потребитель: в виде вредных выбросов и починкой авто.

Фролов уверяет: «Качество бензина снижается прямо пропорционально отдалению от города. Пятая часть всех обращений автомобилистов с жалобами на низкое качество бензина подтвердилась! И процент будет повышаться». По данным Росстандарта, в 2016 году некачественным ГСМ торговала каждая 8-я заправка в РФ: объём контрафакта оценивается в10 млн тонн.

Отдать концы

Пока край держится среди регионов, где зафиксированы минимальные цены. Алтайский край, Кемеровская и Иркутская области тоже держали минимальные прайсы на АЗС, однако в 2017 году ситуация изменилась. Тогда как у нас АИ-92 стоил примерно 33 с копейками, в Иркутске ценник зашкаливал за 37 рублей. А рост цен на ГСМ ложится бременем на кошелёк рядового потребителя и становится основой пирамиды инфляции. Наблюдатели единодушны: если из края «выдавят» местные АЗС, регион почувствует все прелести новых цен на ГСМ.

В стране профицит нефтепродуктов, говорит один из собеседников «МК»: «Маржинальность в рознице была 5 тыс. рублей за тонну, а сегодня это 8 рублей! Розница в тисках: оптовая отпускная цена растёт на НПЗ, а власти сказали, что будут держать минимальные цены на АЗС. ВИНКи зарабатывают на промышленности, транспортниках, сельхозниках, которые покупают топливо по оптовым ценам на их НПЗ, как и независимые АЗС. И у последних доля рынка падает»!

«Околонуля»

«Власть должна нести ответственность за свои решения, а не перекладывать её на плечи бизнеса, пытаясь сохранить хорошую мину при плохой игре», — говорит глава Независимого топливного союза Павел Баженов. На местном уровне региональный «Союз владельцев независимых АЗС» обратился к властям края. После февральского совещания чиновники обещали помочь отраслевому бизнесу: «Мероприятие должно было стать началом диалога по вопросу ценообразования между независимыми игроками, ВИНКами и властью, чтобы снизить напряжённость на рынке и предотвратить катастрофические последствия. Было принято решение создать экспертно-дискуссионную площадку, где участники рынка нефтепродуктов, депутаты ЗС края, эксперты могли бы решать, как совершенствовать законы. Но власти на деле за 2 месяца так и не перешли от слов к делу. Чиновники констатируют, что проблемы отрасли действительно возникли из-за ВИНКов. Мы договаривались продолжить диалог между независимым бизнесом и ВИНКами о ценовой политике, но всё по-прежнему. Разрыв между оптовыми и розничными ценами сохраняется, ВИНКи держат розницу на грани демпинга», — говорится в обращении.

Один из участников «пакта» считает: в регионе нет представителей «Газпромнефти», с которым можно было бы вести диалог. Поэтому владельцы независимых сетей АЗС ждут помощи от «верхних этажей» краевой власти: «Если власть хочет защитить региональный бизнес, то мы ждём от неё реальных действий. У нас есть большая проблема! Какие форматы, пути, схемы должны при этом быть выработаны? Это не к нам вопросам, как к мученикам ситуации, а к органам власти! Им надо собрать экспертов, советников, министров, чтобы найти выход. Мы работаем в условиях, которые принято называть «околонуля»! А в случае окончательного господства ВИНКов власть сама окажется от них в зависимости. Неужели непонятно?».
«МК в Красноярске», 10.05.2017

Twitter FriendFeed Google Buzz ВКонтакте Facebook Мой Мир



А что думаете Вы?

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставить своё мнение.